No Image

Шотландцы какие они

1 просмотров
10 марта 2020

О себе

Иностранец довольно быстро замечает, что шотландцы одержимы желанием быть шотландцами. И дело не только в том, что они отличаются от других и хотят, чтобы это заметили, а в том, что шотландский характер – это горячая тема сама по себе.

Шотландцы знают, кто они, но не знают, что они. В те времена, когда Британская империя держалась на них, а не на англичанах, это не имело значения; сегодня же, когда Англия опять стала «маленькой Англией», многие шотландцы задаются вопросом, в чем их предназначение. Ответа пока нет, но сам этот вопрос – достаточное основание для того, чтобы шотландцы ходили с серьезным выражением лица.

Погода

На тот случай, если вам вдруг придется общаться с шотландцами, или кому-то из них вздумается поговорить с вами, желательно всегда иметь наготове интересное замечание о погоде. Погода неиссякаемая тема для разговоров. И это прекрасно, особенно принимая во внимание тот факт, что в Шотландии может быть либо сыро, либо сухо, либо ветрено, либо нет. Вариаций, которые допускают эти два показателя и два их состояния, вполне достаточно для многозначительных обменов мнениями. Вы можете начать, например, с такого гамбита: «Сыровато что-то сегодня», на что ваш собеседник может ответить: «Да, но, слава Богу, хоть ветра нет». Впрочем, можно начать беседу с ветра или с его отсутствия: «Свежий сегодня ветерок», – на что последует ответ: «Да, хороший денек». А в дни, когда и сыро, и ветрено, люди просто смотрят друг на друга из-под зонтов и мычат: «Н-да!»

Хороший дождь здесь называют «шотландской дымкой», есть даже поговорка «Шотландская дымка промочит англичанина до костей». А вот стопроцентная примета: «Если Бен-Невиса не видно, значит, идет дождь. Если Бен-Невис виден – значит, дождь только собирается». Напомним, что речь идет о самой высокой в Великобритании горной вершине, которая, вообще-то, находится в Шотландии.

Новости

Шотландцы, пожалуй, самые жадные потребители газетных новостей. У них выходят, по меньшей мере, девять утренних, одиннадцать вечерних и четыре воскресных газеты, и все это – в дополнение к общенациональным британским газетам, многие из которых имеют специальные шотландские выпуски. И шотландцы этим гордятся. «Санди Таймс Скотленд», например, рекламирует себя так «Нас англичане просто не поймут». У Шотландии есть свой собственный филиал радиостанции Би-Би-Си (который постоянно критикуют за то, что он передает мало шотландских новостей), три независимых телевизионных канала и множество местных радиостанций.

Шотландцы обожают читать про самих себя, и поэтому в каждом округе есть своя еженедельная газета, где местные новости стоят на первом месте.

Невероятная на первый взгляд байка про абердинскую газету, опубликовавшую заметку под названием: «В Атлантике утонул абердинец. Затонул „Титаник“», – по своему духу абсолютно правдива.

Футбол

Одна из причин, почему шотландцы с таким вниманием следят за новостями – это шотландский футбол. В Европе только албанцы больше шотландцев смотрят матчи с участием клубных команд.

По субботам – в день розыгрыша очередного тура национального чемпионата – вы без труда услышите в голосе ведущего новые нотки. О важнейших международных событиях будут говорить вскользь и с пренебрежением. Ведь нация жаждет настоящих новостей: результатов розыгрыша очередного тура Шотландской футбольной лиги.

Как одни из родоначальников этой международной игры, шотландцы добились статуса независимой нации в мировом футболе, хотя таковой и не являются, то есть они выступают не в составе английской сборной, а своей командой. В Шотландии футбол существует «по полной программе»: от высшей лиги до третьего дивизиона. Шотландский футбол – это племенной бизнес; каждая местная команда имеет своих преданных фанатов. Соперничество между командами высшей лиги «Рейнджерс» и «Селтик» в Глазго не только спортивное, но и отчасти религиозное; одни – протестанты, другие – католики.

На местном жаргоне «атеист» – это тот, кто не болеет ни за ту, ни за другую команду. Подобное же соперничество наблюдается и в Эдинбурге между командами «Харт оф Мидлотиан» (которая взяла себе то же название, что и роман Вальтера Скотта, известный в русском переводе как «Эдинбургская темница») и «Хайберниан». Но даже матчи между командами, не разделенными религиозными различиями, например, «Данди» и «Данди Юнайтед», вызывают бурю эмоций. На футбольных трибунах шотландцы не сдерживают своих чувств.

Футбол – страсть многих шотландцев, и для них он является поистине национальной игрой, какой не удалось стать гольфу. Один шотландский футбольный тренер даже заявил: «Принято считать, что футбол – это дело жизни и смерти. Ответственно заявляю: футбол – это гораздо серьезнее». А во время международных матчей, когда шотландская команда играет против Англии, шотландцы превращаются в яростных националистов; они словно вновь переживают битву при Баннокберне, когда король Шотландии Роберт Брюс разгромил английскую армию Эдуарда II, или же битву при Флоддене, в которой их предки потерпели поражение от Генриха VIII.

Города в Шотландии окружены изумительной сельской местностью, так что шотландцам есть где отдохнуть.

Самое удивительное состоит в том, что в стране, где зима длится с октября по апрель, а лето – не более чем выходные дни в июле, большую часть своего досуга шотландцы умудряются проводить именно на природе. Некий американский остряк заметил, что «если бы шотландцам хватало ума, чтобы в дождь сидеть дома, они и не вспоминали бы о физических упражнениях».

Попробуйте сказать шотландцу, что гольф зародился в Дании, и вы спровоцируете ожесточенные волнения, хотя и местного значения. Шотландцы ничуть не сомневаются в том, по какую сторону Северного моря возникла эта игра. Гольф – великая национальная игра для людей разного возраста и пола. Шотландцы предпочитают в нее играть, а не смотреть. Более того, свои поля для игры в гольф здесь есть почти в каждой деревушке, что делает это удовольствием совсем не дорогим.

В приграничных с Англией районах любимая игра – регби; многие игроки национальной сборной Шотландии, выигравшей не один турнир Большого Шлема, подбирались из местных крестьян и рабочих.

Другой международной, хотя и менее известной игрой, которая становится все более популярной в северных странах и недавно даже была включена в программу Олимпийских игр, является керлинг. Эта игра сродни боулингу, разница лишь в том, что в керлинге «бросают» тяжелые гранитные глыбы, и они скользят по льду. В эту так называемую «шумную игру» обычно играют в закрытых помещениях, где лед чище. В горных районах Шотландии есть еще разновидность хоккея, похожая на ирландский «херлинг», только с меньшими ограничениями; эта дикая игра с клюшкой и мячом называется «шинни». Нередко после особенно жесткой силовой борьбы игроки соскребают со своих клюшек волоски из бровей соперников.

В центре же всех спортивных мероприятий стоит клуб. Писатель Эрик Линклейтер нашел у гольфа только один изъян: во время игры приходится слишком далеко уходить от клуба. Шотландские спортсмены – народ клубный. Им нравится болтать о своем спорте за стаканчиком виски в клубном баре; есть и такие, что не идут дальше споров о правилах и обсуждений тех или иных известных соревнований, удобно устроившись на стуле у стойки. Наиболее ярко эти клубные настроения проявляются в шотландском городе Сент-Андрус, где завсегдатаи старейшего в Великобритании гольф-клуба «Ройял энд эйншент» (Royal and Ancient Club – R&A) устроили мировую штаб-квартиру гольфа. В Сент-Андрусе есть шесть полей для игры в гольф. На знаменитое Старое поле попасть практически невозможно, но вот, например, бедные студенты из местного университета все-таки умудряются бесплатно поиграть на нем летом, правда, для этого им приходится вставать в пять утра, чтобы улучить момент, когда сторожа завтракают.

Читайте также:  Самая неприхотливая порода собак для квартиры

Лыжи и альпинизм

Шотландцы изо всех сил пытаются доказать, что их склоны вполне подходят для зимнего катания на горных лыжах, пусть даже ради этого им приходится натыкаться на травяные кочки, пробивающиеся из-под подтаявшего снега, и лететь вверх тормашками. Овчинка стоит выделки, поскольку свои горы куда ближе к сердцу, а отдых здесь временами дешевле, чем в Альпах.

А вот для альпинистов и любителей побродить по склонам здесь действительно отличные условия. Все шотландские горные вершины разбиты на категории «Манро» (более 3 000 футов) и «Корбетт» (более 2 500 футов), и хотя каждый, кто отправляется на трехтысячник, становится объектом веселых шуток, многие всю свою жизнь мечтают о том, чтобы покорить все здешние вершины.

Шотландские альпинисты – как мужчины, так и женщины – любят выставлять себя крутыми. И действительно, в их горных каменных «лачугах» обстановка вполне спартанская. Сегодня, конечно, трудно найти новый маршрут в скалах, но конкуренция между клубами из разных городов ожесточенная. Наиболее заманчивыми являются отвесные скалы и нагромождения камней на побережье, где к природным опасностям добавляются еще и птицы глупыши, гнездящиеся в выступах скал – они практикуют стрельбу из желудка по лицам ничего не подозревающих альпинистов, причем его содержимое летит в спортсменов со скоростью реактивного снаряда.

Еще одним любимым времяпрепровождением шотландцев является рыбалка. Особенно они бывают довольны, когда им удается простоять по пояс в воде несколько часов, либо просидеть столько же, скукожившись, в маленькой лодчонке, отбиваясь от тучи комаров.

На ловлю форели в Шотландии разрешения не нужно, но если вы вдруг вытащите лосося, а разрешения у вас нет, то можете рассчитывать на встречу с егерем, примостившимся где-то на дереве. Оно и понятно – поголовье лосося сегодня резко сократилось. Древняя горская поговорка гласит: «Любой гэл имеет право на оленя на холме, лосося в реке и дерево в лесу». Может, оно и так, но за решеткой отдыхает не один браконьер, поверивший в эту поговорку.

Охота на оленей, шотландских тетеревов и фазанов – занятие престижное, требующее общественных и деловых связей и немалых денег. Охота на птиц, некогда эксклюзивное право землевладельцев и их гостей, сегодня частенько отдается на откуп охотничьим синдикатам. Местные жители смотрят на эти занятия с саркастической ухмылкой. Беспристрастный наблюдатель как-то заметил по поводу стрелков и количества наличных, с которыми они расстаются: «Их обирают все кому не лень».

Охота на оленя может вылиться в многочасовое ползание по-пластунски по вереску на горных склонах или по липкой черной болотной жиже вместе с «гилли», то есть с лесником, который сердито шипит на вас всякий раз, как вы высовываетесь хотя бы на вершок над растительностью; олень же чует охотника на большом расстоянии и преспокойненько перебирается на другую сторону холма.

«Гилли» буквально означает мальчик, но тот «гилли», что будет сопровождать вас на охоте или рыбалке, скорее всего – седовласый старик, упакованный в твидовую куртку и мешковатые твидовые штаны, так называемые брюки-гольф, немногословный и непроницаемый для любой непогоды и любых насекомых; из каждой его поры так и сочится национальный характер. В час обеда, когда вы разложите на траве свою закуску, или уже на закате дня он с самым серьезным видом примет от вас фляжку и сделает небольшой глоток; и он может до того распуститься, что с чисто шотландской щедростью похвалит вас за дневные труды, процедив сквозь зубы: «Неплохо».

Отпуск

Эпоха массовых путешествий на реактивных самолетах открыла шотландцам некий астральный объект, о котором они имели очень смутное представление – солнце. Теперь летом на Канарах шотландцев, пожалуй, даже больше, чем на их родных Оркнейских островах. На этот курорт их привлекает не только вечное солнце и дешевое вино, но и просто возможность побывать за рубежом.

Раньше, когда самые богатые шотландцы уезжали в отпуск за границу, их менее состоятельные сограждане довольствовались речными круизами, скажем, по родной реке Клайд. Сегодня же настоящие богачи владеют дачами в прибрежных деревнях Шотландии либо покупают тайм-шер и отдыхают в бывших замках шотландской знати, в то время как большинство их соотечественников с радостью приобретает туры в жаркие страны.

Секс

Все шотландцы знают анекдот про дам из высшего общества Глазго и Эдинбурга, которые думали, что секс – это то, в чем переносят уголь. В этой шутке, конечно, есть намек на свойственное шотландцам слишком открытое произношение звука «е» в слове «секс», из-за чего оно звучит как «сэкс», то есть мешки. Душная атмосфера викторианской эпохи, когда драпировались даже ножки фортепьяно, а о сексуальной близости нельзя было произнести ни слова, все еще проявляется в очень настороженном отношении нации к сексу. Один наблюдатель заметил: «Шотландцы прелюбодействуют серьезно, но без убежденности».

Некогда в Шотландии существовала добрая традиция, известная как «бандлинг». Это слово происходит от глагола, означающего «связывать в узел». Так вот, молодой и еще не вступившей в брак паре разрешалось провести ночь вместе в доме родителей девушки и делать все что угодно, кроме самого главного. Ясное дело, неожиданностей было хоть отбавляй. Зато в шотландских деревнях незаконнорожденный никогда не подвергался остракизму, даже во времена значительно более жестких моральных устоев, чем ныне.

Брак в Шотландии никогда не был чем-то вожделенным. До недавнего времени, пока весь мир еще не бросился вдогонку за Шотландией, здесь было легче всего и вступить в брак, и расторгнуть его. Для этого не требовалось согласия церкви и какой-либо официальной процедуры регистрации, нужны были лишь два свидетеля. Поэтому большая часть браков «беглых» англичан зарегистрирована в первой же шотландской приграничной деревушке.

Шотландцы всегда были склонны к похабщине, нашедшей свое проявление даже в стихах Роберта Бернса. А вот романтики им всегда не хватало. Романтика для шотландцев – это, прежде всего, их кельтское прошлое, а не современные отношения. Для многих шотландцев, в основном мужского пола, секс остается чем-то потаенным. Открыто проявлять нежность и любовь здесь не считают естественным. Соблазнение по-шотландски – бесцеремонное, нахрапистое, со значительным количеством алкоголя на начальной стадии для храбрости.

Шотландцы — нация контрастов: сдержанные и необузданные, традиционалисты и новаторы, заторможенные и эмоциональные. Труднопроизносимое выражение "каледонский антисизигий" в смысле «несовпадение», «противостояние» было введено в оборот специально для обозначения противоречивого шотландского характера литературным критиком, прочитавшим "Странную историю доктора Джекиля и мистера Хайда" Роберта Льюиса Стивенсона, в которой один и тот же человек предстает то добрым доктором, то его дьявольским "alter ego".

Шотландцы — одна из самых добрых и сострадательных наций в мире. И в то же время они способны на бесцеремонную грубость и даже агрессивность, словно мир для них — враждебная среда, к которой им приходится приспосабливаться.

Читайте также:  Гладит за ушком

Шотландцы не любят выражать свои чувства, их коробит от экзальтации, и они предпочитают держать эмоции при себе. Публичные мероприятия и даже семейные вечеринки бывают у шотландцев мучительно скучными. люди стоят, собравшись в кружок, будто парализованные, и не знают, что сказать; дар вести светскую беседу отсутствует у шотландцев напрочь.

Как-то шотландский писатель Джон Бьюкен торжественно провозгласил: "Мы самая эмоциональная нация на земле". Что вызвало, по видимому, гомерический хохот в нешотландской части мира, потому что если и есть нация, которая держит свои сокровенные мысли при себе, то это шотландцы. Анекдоты они рассказывают с каменным выражением лица; на похоронах они молчат с безучастным видом, а прощаясь с ближайшим другом, не позволят себе никаких эмоций; свою любовь они выражают похлопыванием по плечу или легким прикосновением щекой к щеке. Шотландцы — люди очень серьезные, словно быть шотландцем — это тяжелое и ответственное бремя. Возможно, Бьюкен был прав. Видимо, им и впрямь есть что скрывать под маской безмятежности, раз уж они с такой неохотой выпускают на волю свои эмоции.

Самая высокая похвала, на которую способно большинство из них: "Неплохо". Самое большее, на что может рассчитывать женщина в нарядном вечернем платье, это комплимент типа: "А ты сегодня неплохо выглядишь". Эта сдержанность, эта странная боязнь обнажить свою обыкновенную человеческую уязвимость иногда перерастает в грубость. Многие шотландцы, может, и не хотели бы выглядеть угрюмыми и недоброжелательными, но они уже ничего не могут с собой поделать — слишком уж долго и агрессивно они оберегали свою хрупкую, жаждущую любви душу, и настолько преуспели в этом, что никому не позволяют в нее заглядывать. Их удивляет неспособность других разглядеть их утонченность. В результате они всю жизнь чувствуют себя непонятыми и недооцененными, что делает их еще грубее.

Но есть две ситуации, в которых шотландцы неизменно забывают о своей сдержанности. Во-первых, когда оказываются за границей. Тут уж шотландец куда как более человечен, чем дома. Не стесняющиеся выражать свои чувства люди, в чьем окружении он оказывается, и теплое чужое солнце разбивают вдрызг его защитную скорлупу. Из неразговорчивого он становится болтливым, из стеснительного — самонадеянным, из застенчивого — несдержанным в жестах. На портрете шотландца начинают проступать некоторые краски.

Во-вторых, когда он пьет. Шотландцу, может, нужно несколько больше, чем другим, для того, чтобы раскрепоститься, однако, в конце концов, и он сдается на милость алкоголя.

Но есть шотландцы, которые не хотят идти на поводу общих настроений и не желают быть сдержанными и серьезными. Это — «чудаки». В общем и целом, чудаки — те же самые шотландцы, которым каким-то чудом удалось выйти за рамки общепринятых норм. В пику им они ведут себя вызывающе и частенько прибегают к крепким выражениям, чем смущают людей в общественных местах. Их ценят, но им не завидуют. Они есть во всех слоях общества, и их больше, чем кажется на первый взгляд.

В конце концов вы тоже придете к выводу, что если бы шотландцам удалось сбросить с себя солидность, то они были бы более шумными, чем неаполитанцы и более необузданными, чем дервиши. Их сдержанность — не оборонительная стойка, а что-то вроде защитного кожуха ядерного реактора.

Осмотрительность — то качество шотландцев, которое нередко замечают, но если им на него указать, это заставит их поморщиться, хотя и едва заметно. Осмотрительность — одна из черт шотландского характера, которую иностранцы частенько неправильно воспринимают, либо утрируют. Хотя шотландцы отдают себе отчет в том, что для такого утрированного восприятия действительно есть основания.

Осмотрительный шотландец думает прежде чем говорить; частенько то, что со стороны выглядит как немногословность, на самом деле — лишь пауза перед тем, как броситься в омут с головой. За этой паузой может скрываться что угодно. Боязнь обидеть собеседника присуща кельтам издревле. Как и боязнь сморозить глупость. Шотландцы — язвительные судьи, и память у них длинная. Одно неловкое замечание — и человека на всю жизнь могут заклеймить безмозглым болваном. В таком требовательном окружении надо проявлять максимум осторожности и расчетливости, чтобы остаться целым и невредимым.

Сверхосмотрительный шотландец очень внимателен и к своим словам, и к поступкам. Выделяться из толпы опасно, — полагает он. "Будь осторожен на людях!" таков лозунг сверхосмотрительного шотландца, и неуютнее всего он чувствует себя тогда, когда ему приходится открыто высказываться по тому или иному вопросу. В такие мгновенья взгляд его, исполненный отчаяния, начинает бегать из стороны в сторону. И после долгих мучительных размышлений он, наконец, выдавливает из себя: "Может, да, а может, нет", — и спешит удалиться под благовидным предлогом. Он может быть носителем самых парадоксальных идей, но выскажет их только тому, кто их разделяет и в ком он уверен.

Есть еще и бережливый осмотрительный шотландец. Этот расчетлив и внимательно следит за тем, сколько денег у него в кошельке и на сколько ему этого хватит. Привычка рачительно использовать свои ресурсы — финансовые и другие — выработалась у шотландцев очень давно, когда они переживали времена плохие и очень плохие, а то и вовсе лихие, ну, например, в английскую оккупацию. В хорошие времена они нервничали, поскольку жили в ожидании часа расплаты и, на всякий случай, прятали по дальним углам даже самые мелкие монетки. Тяжелые времена были для шотландцев нормой, и потому они легче их переживали.

Иногда, однако, эта осмотрительность заводит их настолько далеко, что они становятся по-шотландски скаредными. Они, например, могут встретить гостя таким неожиданным приветствием: "Заходите, заходите. Надеюсь, вы уже поужинали?"

Шотландец испытывает органическую потребность возражать и высказывать нечто совершенно противоположное тому, что он только что услышал, а то и совершить — просто так — некий неожиданный поступок. Если шотландцу что-то втемяшится в голову, переубедить его очень трудно.

Такая извращенность породила в шотландцах еще одну национальную черту — взбалмошность, сочетающую в себе упрямство, самоуверенность и не слишком тонкий намек на своенравность. Взбалмошность — один их главных стержней шотландского характера, правда, никто ею не гордится.

Колючий и угрюмый

Эти два прилагательных в шотландском варианте английского языка преследуют шотландцев повсюду. Первое — pawky, второе dour. Обозначают они прямо противоположные качества. Первое — "хитрый, лукавый, насмешливый, ироничный". Шотландец, определяемый этим эпитетом, весело улыбается и часто шутит. Шотландец, определяемый эпитетом dour "суровый, угрюмый, мрачный" — ходит с хмурым выражением лица, носит в себе хмурые мысли и выражает их хмурыми словами. Сочетать в себе две эти характеристики — особый шотландский талант.

Читайте также:  Собака съела муку что делать

Именно угрюмый шотландец пообещал своей жене, стоя у ее смертного одра, что так уж и быть, он допустит на похороны ее сестру. "Но учти, — тут же добавил он, — весь мой день будет испорчен…" Сам по себе этот анекдот вполне смешной.

Недавно ходили в кино, тренировали навыки скорочтения и аудирования: в Черногории фильмы никогда не дублируют – показывают в оригинальном звучании и с титрами.
Смотрели фильм «Грязь»(«Filth») на чистом «шотландском». «Грязь» – драма-экранизация романа Ирвина Уэлша с некультурным названием. Сюжет: шотландский полицейский, страдающий шизофренией, наркозависимостью, безудержной тягой наподлить коллегам, а в общем-то – одиночеством (жена забрала ребенка и ушла к черному парню) расследует убийство и пытается продвинуться по карьерной лестнице.


Уроженец Глазго Джеймс МакЭвой в роли Брюса – шизофреника, наркомана и по совместительству полицейского

Фильм получилось таким экстремальным, с таким явным шотландским акцентом и юмором, что несколько черногорцев зал покинуло, остальные притихли и, кажется, мало что поняли.

Я тут же вспомнила поездку в Шотландию, точнее, в ее прибрежную деревеньку Вимиз Бэй, название которой, думаю, вам ни о чем не говорит (даже Google фотографий этого места толком не выдает – занесло нас, так занесло!).


Вимиз Бэй на карте Шотландии.

Вимиз Бэй (Wemyss Bay) на просторах Интернета славится тремя вещами: традиционными домиками 19 века, портом для паромов и маленькой железнодорожной станцией, которую считают «одной из самых симпатичных в Шотландии». А еще неподалеку от деревеньки есть кемпинг: автомобильные дома-вагончики в ряд и корпус для развлечений.


Суровый шотландский курорт.

В общем, этакий «пансионат» в самой глубинке Шотландии. По вечерам – боулинг, бильярд, танцы. Три вечера подряд мы ходили в местный ресторанчик и все три вечера общались с двумя пьяными шотландцами. Ребята, как поэт говорил, «сошлись»: врач и строитель, болельщик команды «Селтик» и болельщик команды «Рэйнджерс» (читай – социальные и идеологические неприятели, но при этом лучшие друзья). Как я уже отметила, все три вечера ребята были пьяны. И все три вечера мы обсуждали одни и те же темы.

– Ам скотиш-ш-ш…Юа р-р-рашшн! – рычал строитель. («Я шотландец, вы – русские!»)
– Му-у-унджерз-з-з. – поддерживал тему врач. («Вперед, «рэйнджеры»!)
– Хэ-э-э ви го-о-у…Сэ-э-элтик! – спорил с ним строитель. («Вперед, «Селтик»!)
– Му-у-унджерз-з-з. – настаивал врач.
– Ам скотиш-ш-ш! – возвращаясь к безопасной теме, бил себя в грудь строитель. – Юа р-рашшн. (ну и по кругу).

Вот примерно такой образ шотландцев в мой мозг и впечатался. Суровые, неотесанные, пьяные, до смерти футболом болеющие. Еще и акцент их пойди пойми…Я думала, что собрала полный набор стереотипов – ан нет. Писатель Дэвид Сазерленд Росс (сам шотландец) их дополнил. Его цитаты – о загадочной шотландской душе в сопровождении шотландских картинок – для вашего вдохновения. Шотландия, на мой взгляд, одна из стран в списке «куда обязательно стоит съездить».

«Шотландские мужчины и мальчики имеют возможность щеголять в ярком и необычном национальном костюме. Они сохранили волынку, от которой остальная Европа отказалась еще в 14-м веке. Они также сохранили народные танцы, у них есть ритуальные сборища, так называемые горские игры, во время которых проходят состязания волынщиков, танцоров и силачей, которые «метают ствол» (до недавнего времени для этих соревнований вырывали ноги у только что забитой коровы )».


Волынщик на свадьбе.

«Побывайте на свадьбе, на балу, на выпускном вечере в университете или на международном матче по регби, и вы увидите огромное количество юбок, из-под которых торчат бледные волосатые мужские коленки и икры, обтянутые толстыми шерстяными гетрами».

«Иностранец довольно быстро замечает, что шотландцы одержимы желанием быть шотландцами. И дело не только в том, что они отличаются от других и хотят, чтобы это заметили, а в том, что шотландский характер – это горячая тема сама по себе».


Серьезное лицо в Глазго.

«Шотландцы знают, кто они, но не знают, что они. В те времена, когда Британская империя держалась на них, а не на англичанах, это не имело значения. Сегодня же, когда руководит Англия, многие шотландцы задаются вопросом, в чем их предназначение. Ответа пока нет, но сам этот вопрос – достаточное основание для того, чтобы шотландцы ходили с серьезным выражением лица».


Панорама шотладского острова Бьют.

«Шотландцы любят напоминать, что когда-то они говорили на шотландском диалекте английского языка, который назывался «скотс». У многих иностранцев создается впечатление, что шотландцы говорят на нем и по сей день. Однако сегодня шотландцы говорят на обыкновенном английском языке – вернее, относительно обыкновенном. Шотландцы пересыпают свою речь словечками, которые существуют только в шотландском диалекте и которые ни с чем не спутаешь. В большинстве своем это экспрессивные выражения, выскакивающие из шотландцев в минуты стресса или эмоционального возбуждения».


Панорама Эдинбурга.

«На тот случай, если вам вдруг придется общаться с шотландцами, или кому-то из них вздумается поговорить с вами, желательно всегда иметь наготове интересное замечание о погоде. Погода неиссякаемая тема для разговоров. И это прекрасно, особенно принимая во внимание тот факт, что в Шотландии может быть либо сыро, либо сухо, либо ветрено, либо нет. Вариаций, которые допускают эти два показателя и два их состояния, вполне достаточно для многозначительных обменов мнениями. Вы можете начать, например, с такого гамбита: «Сыровато что-то сегодня», на что ваш собеседник может ответить: «Да, но, слава Богу, хоть ветра нет».


Эдинбург. "Сыровато что-то сегодня".

«Впрочем, можно начать беседу с ветра или с его отсутствия: «Свежий сегодня ветерок», – на что последует ответ: «Да, хороший денек». А в дни, когда и сыро, и ветрено, люди просто смотрят друг на друга из-под зонтов и мычат: «Н-да!»


Эдинбург. "Н-да!"


Эдинбургский замок.


Причал острова Бьют.

«Одна из причин, почему шотландцы с таким вниманием следят за новостями – это шотландский футбол. В Европе только албанцы больше шотландцев смотрят матчи с участием клубных команд. По субботам, в день розыгрыша очередного тура национального чемпионата, вы без труда услышите в голосе ведущего новые нотки.
О важнейших международных событиях будут говорить вскользь и с пренебрежением. Ведь нация жаждет настоящих новостей: результатов розыгрыша очередного тура Шотландской футбольной лиги».


Болельщики "Селтик".

«Как одни из родоначальников этой международной игры, шотландцы добились статуса независимой нации в мировом футболе. В Шотландии футбол существует «по полной программе»: от высшей лиги до третьего дивизиона. Шотландский футбол – это племенной бизнес; каждая местная команда имеет своих преданных фанатов. Соперничество между командами высшей лиги «Рэйнджерс» и «Селтик» в Глазго не только спортивное, но и отчасти религиозное; одни – протестанты, другие – католики. На местном жаргоне "атеист" – это тот, кто не болеет ни за ту, ни за другую команду».


Болельщики "Рэйнджерс".

Комментировать
1 просмотров
Комментариев нет, будьте первым кто его оставит

Это интересно
No Image Животные
0 комментариев
No Image Животные
0 комментариев
No Image Животные
0 комментариев
No Image Животные
0 комментариев
Adblock detector